Экклезиологический очерк о вековом противостоянии Востока и Запада (по поводу книги Де-Скроховского «От мрака к свету», СПб.: 1997).

Print Friendly, PDF & Email

Назад к списку Статей

Немногие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению, ибо все мы много согрешаем.

Послание ап. Иакова, гл. 3, ст. 1-2.

Итак, перед нами книга. Полное название её: «От мрака к свету, или римо-католичество и экуменизм в борьбе с православием».

Впервые она была выпущена в свет в 1900 году (написана, видимо, во 2-й половине 1890-х) — и прошла бесследно, на неё никто не обратил внимания, хотя в Предисловии автор, К.О. Де‑Скроховский, обращается «к русскому и польскому читателю». Но ни русский читатель (в том числе академические круги — четырёх духовных академий), ни польский (тем более) её не заметили.

Кстати же, одновременно с этой книгой (в 1894-1896 гг.) был написан роман Г. Сенкевича «Quo vadis» («Ка́мо гряде́ши»), притом на русский язык вышли подряд три перевода; лучший из них, безусловно, В.М. Лаврова. В романе Сенкевича, посвященном Нероновым гонениям, содержится апофеоз и Римской первенствующей Церкви и апостола Петра (апостол Павел фигурирует там, но на втором плане). В 1905 году этот роман получил Нобелевскую премию.

Казалось бы, книга Де‑Скроховского прочно забыта и похоронена. Но нет! В середине 90-х годов XX века она вдруг вновь возникает на поверхности и церковной и прицерковной жизни. Но где же? — в Русской Зарубежной Церкви. (слово «Церковь» в данном случае мы употребляем условно — Церковь одна; а так называемая «Зарубежка» тогда не находилась в общении ни с одной из поместных православных Церквей, начиная с Поместного Собора РПЦ 1945 года (Москва, 31 января — 4 февраля 1945 г.).

А именно, книга Де‑Скроховского получила благословение епископа Бостонского Митрофана (Зноско‑Боровского), викария Восточно-Американского и Нью-Йоркского. Ниже мы увидим, что епископ Митрофан вряд ли её и читал. Но — в ней вынесен в заголовок термин «экуменизм»; а это как раз то, в чём, главным образом, «зарубежники» обвиняли Русскую Православную Церковь.

Вскоре же, в 1997 году, эта книга вышла и в нашем отечестве, в Санкт-Петербурге, правда, небольшим тиражом (3 тыс. экз.) и без благословения священноначалия Русской Православной Церкви, на тот момент патриарха Алексия II.

Да, книга Де‑Скроховского не получила благословения священноначалия Русской Православной Церкви. Но ведь и протеста или осуждения с его стороны — не было. Трудно представить себе, что патриарх Алексий II не знал и не слыхал о выходе такой книги, да ещё в С.-Петербурге, в издательстве «Воскресение», которое и закрепило за собой все авторские права. Тем более, что покойный патриарх был внимателен ко всему, что творится на Западе, особенно в Джорданвилле.

Остаётся предположить, что вопрос об этой книге для Русской Православной Церкви остаётся спорным. Это уже основание для внимательного прочтения, анализа и последующей оценки книги Де‑Скроховского.

Начинает Де‑Скроховский, прямо скажем, с инсинуации. Он приводит в качестве эпиграфа (в Предисловии к русскому и польскому изданиям) положение, «высказанное папой Григорием I», а именно:

«Неведение не грех, а потому оставайтесь вечно невеждами» (указ. соч., с. 9).

Но позвольте! Где, в каком сочинении у святителя Григория Двоеслова (память 12 (25) марта) употреблено это «положение»? И в каком контексте? И в связи с чем? Ссылки у Де‑Скроховского, конечно, нет; так не подложное ли и само выражение?

На той же странице 9-й рассматриваемой книги читаем: «Воинствующий католицизм — это альфа и омега всей истории Папства — снова повёл атаку1Речь идёт о хлопотах папы Льва XIII «о воссоединении церквей», июнь-июль 1896 года., во имя того же принципа, который красной нитью проходит через всю историю папского католицизма; принцип этот — безграничная, всеобъемлющая власть Папства, мировая теократия — с папой во главе.»

И далее, на странице 10-й: «Католицизм, сам в себе разлагающийся, сам в себе распадающийся грозит окончательным крушением Папству.» «Спасти Ватиканский престол могут лишь новые силы, не надломленные тлетворной заразой, пропитавшей весь католический мир. Эти силы мог бы дать Православный Восток.» (там же).

На что следует обратить внимание: Де-Скроховский вообще не рассматривает возражений. «Римскую курию» он расценивает как мировое зло (похоже, что и главное зло мировой истории), а всех возможных оппонентов с порога отметает — либо как «наёмников» той же «римской курии», либо как обманутых и не отличающих правой руки от левой. (Иоан.4, 11).

Но вот перед нами работа Ф.И. Тютчева «Папство и римский вопрос» (1848-1850 гг.), написанная сначала по-французски и переведённая на русский язык в 1878 году, уже после смерти Тютчева. И там, буквально на 2-й странице, сказано: «…Папство — вот единственный в своём роде столп (курсив мой — В.Е.), худо-бедно подпирающий на Западе ту часть христианского здания, которая уцелела и устояла после великого разрушения шестнадцатого века (т.е. Реформации, Лютера и последующих — В.Е.) и последовавших затем крушений. И именно этот столп собираются теперь разрушить, направив удар на саму его основу.» (Тютчев Ф.И., в кн. «Ф.И. Тютчев и православие», Москва, Издательский дом «К единству», 2005, с. 465).

Но в чём же, согласно Тютчеву, «разрушение столпа», кем оно производится и какая у этих «разрушителей» цель? На этой концепции Тютчева нам придётся вкратце остановиться.

Во-первых, речь идёт о революционном пожаре, охватившем в 1848-1849 гг. всю Европу (кроме, разве что, Англии); деятели этих революций даже и не возражали против Папы, как такового, даже и против его светской власти (в Папской области); но они хотели эту власть реформировать (курсив мой — В.Е.).

«Вопрос именно в том, каковы будут природа, дух и устремления той власти, которой вы передадите отнятое у Папства светское правление? Ведь невозможно скрыть от себя (курсив мой — В.Е.), что именно под опекой этой новой власти Папство будет вынуждено впредь жить.» (Тютчев Ф.И., там же, с. 466). «Наконец, что же это будет за власть? — А та самая, которая сложится в результате революций. Для них-то не только Папство, но и всякое «религиозное установление» подлежит уничтожению — у «них» своя религия, и эта религия — Революция.» (там же, с. 473).

И, наконец, «Революция, представляющая собой не что иное, как апофеоз того самого человеческого Я в его целостном и полном развитии, потому и надеется справиться с Римом, что Рим всё же есть Государство в Государстве: потому и Папство оказалось доступным (выделено мой — В.Е.) для ударов Революции2Другое дело — Церковь, как царство не от мира сего (Иоан.18, 36), как Православная Церковь: она подвергается (постоянно!) преследованиям; «но преследования ещё не являются овладеванием» (срв. Тютчев Ф.И., там же, с. 473)..» (см. там же, с. 469, 473).

Итак, Ф.И. Тютчев указывает нам на другое противостояние: Папство — и Революция; и шире: Церковь — и Революция. Тютчева уж никак нельзя счесть чьим-то «наймитом», или обманутым, или запуганным «римской курией» — он был человек и мыслитель на редкость независимый. И Папство он оценивал с большими оговорками — даже в 1848-49 годах (в 1864-67 гг. он стал к нему ещё строже — мы ещё рассмотрим этот вопрос); и главную вину Папства, или трагедию, или и то и другое вместе, он видел в том, что после Великой схизмы 1054 года — отделение Рима от Вселенского православия — Рим стал устраивать своё Царство Христово как царство мира сего (курсив Тютчева; там же, с. 468).

Более того, Тютчев указывает на то, что «пропасть», по его выражению, «образовалась не между двумя Церквами, ибо Вселенская Церковь одна, но между двумя мирами, между двумя, так сказать, человечествами, пошедшими под двумя разными знамёнами.» (там же). «Короче, между Востоком и Западом, ибо Рим и весь Запад увлёк за собой.» (там же).

Условно говоря, Церковь на Западе «перестала быть обществом верных, свободно соединившихся в духе и истине под Христовым законом; она стала учреждением, политической силой — Государством в Государстве.» (там же).

И, завершая эту мысль, Тютчев добавляет: «По правде сказать, в средние века (традиционно таковыми на Западе считаются V-XIV вв. — В.Е.) Церковь на Западе оставалась лишь римской колонией, устроенной в завоёванной стране» (там же, с. 469), что, добавим от себя, и привело к Реформации, а до этого к Каноссе3См. Ерёмина В.М., История Вселенской Церкви, лекция 28а. Саарбрюкен, 2017., к «ожесточённой схватке между Священством и Империей — тому поистине нечестивому и святотатственному поединку, который … нанёс на Западе смертельный удар самому принципу власти.» (Тютчев Ф.И., цит. соч., 469). Нужно ли говорить, что в этой «схватке» победителей не было. Было глубокое взаимное поражение, длящееся по сей день.

Остаётся спросить: какими же диалогами, контактами, симпозиумами можно распутать этот клубок неразрешимых противоречий между православием и католичеством? Таковых нет. Но есть пророчество старца Исидора Гефсиманского4См. Флоренский П.А. «Соль земли». Сергиев Посад, 1908. (☦1908) о том, что примирение во Христе будет достигнуто в конце времён на Соборе, на Котором будет председательствовать Матерь Божия. Следовательно, в рамках земного времени эти противоречия разрешить нельзя.

Что касается книги Де-Скроховского, то, кроме массы фактических ошибок, в ней господствует и очевидный произвол. Великая схизма, происшедшая 15 июля 1054 года, толкуется им согласно Откровению Иоанна Богослова, гл. XII-XIII (до стиха 16-го).

Де-Скроховский скончался в 1906 году, через 852 года после Великой схизмы. Он, впрочем, пытается комментировать и I Ватиканский собор 1870 года, но параллелей из Апокалипсиса уже не приводит. Зато приводит некоторые данные о событиях средины XIX века.

А именно, некая группа мирян из Неаполя предложила в 1858 году свою программу реформирования католической Церкви. Впрочем, программу достаточно скромную, состоящую из 10-ти пунктов.

  1. Вселенский собор5Хотя о каком Вселенском соборе может идти речь после Великой схизмы? — В.Е. должен быть признаваем верховным судией в делах веры (хотя о согласовании этих «дел веры» с положениями настоящих Вселенских Соборов неразделённой Церкви ничего не сказано — В.Е.). Председательствовать на Соборе должен всегда папа, как римский епископ.
  2. Папа, епископы и настоятели (монастырей? — В.Е.) должны быть избираемы духовенством и светскими лицами.
  3. В отношении юрисдикции (?! — В.Е.) епископы, архиепископы и митрополиты должны быть самостоятельны6В чём их расширенная самостоятельность — не указано. — В.Е. и независимы от Рима.
  4. Исповедь должна быть актом доброй воли, а не принудительною, а потому следует возвратиться к примерам, которые в этом смысле даёт Церковь III и IV века.
  5. Следует совершенно отменить богослужения на латинском языке и совершать его на национальном языке.
  6. Следует учредить епархиальные синоды.
  7. Правом участия в синодах должны пользоваться все духовные лица.
  8. Необходима отмена обязательного безбрачия священников.
  9. Католическая Церковь не должна ограничивать свободы и прав других исповеданий.
  10. Не делать препятствий к распространению и чтению Священного Писания, или Библии.

«Папа Пий IX бросил этому обществу, основанному в 1858 году, свою перчатку», — пишет Де-Скроховский (цит. соч., с. 198); в ответе Пия IX, данном уже после I Ватиканского собора, речь шла, как и следовало ожидать, о догмате 1870 года: о непогрешимости ex cathedra в вопросах веры и нравственности, а также о догмате 1854 года о Непорочном зачатии Пречистой Девы Марии.

В 1870-1871 гг. папская область будет у Пия IX конфискована, присоединена к Итальянскому королевству уже новой, объединённой Италии, а сам Пий IX объявил себя пленником в собственном дворце; но отказался признать себя подданным короля7Папская область ещё будет восстановлена, хотя и не в прежних размерах (0,44 кв. км), но только в 1929 году, при Муссолини (Де-Скроховский до этого не доживёт). В 1947 году акт 1929 года будет включён в конституцию Италии.. (Здесь знаменитое Non possumus: Не можем не говорить того, что видели и слышали. Деян. 4, 20).

А теперь, завершая наше исследование, надлежит изложить православную концепцию о Папстве, как экклезиологическом феномене, как явлении церковного бытия, имевшем громадное влияние на исторические судьбы Церкви.

Итак, что же такое Папство в православном аспекте? Очень верно и точно это определил В.В. Болотов (см. Болотов В.В. «Лекции по истории древней Церкви» в 4-х тт., т. 3. М. 1994):

«Патриархат есть факт, Папство – уже догмат.»

Действительно, патриархат — это церковно-административный центр, который складывается органически; а когда он сложился, он свидетельствует, что он есть. Папство же декларирует не то, что оно есть, а то, чем оно должно (или рассчитывает) быть. Таким образом история Папства сразу начинается с борьбы за папство — ставится цель. Это борьба двусторонняя, так как в борьбу включаются святые Западной части Церкви — и именно в борьбу с идеей Папства.

У римского епископа до конца IV века дело складывалось тоже в патриархат, т.е. центр церковного диоцеза, который включал в себя церкви Галлии (будущей Франции), Испании, Британии, Северной Африки (Карфаген), Италии. Северная часть Италии (Милан, Равенна) сопротивлялась подчинению Риму дольше всех. Заметим: границы диоцеза были не тверды, папы претендовали и на Македонию и на Фессалоники (Северные Балканы).

Надо сказать, что в Церкви давно сложилась практика в спорных ситуациях апеллировать в Рим; в Рим обращались святитель Афанасий Великий, преподобный Максим Исповедник, преподобный Феодор Студит (в конце VIII — начале IX вв., когда это было уже опасно). С другой стороны, в число сопротивлявшихся главенству Рима и, особенно, идее Папства мы находим Амвросия Медиоланского, блаженного Августина, Илария Арльского, блаженного Иеронима.

Вернёмся к понятию патриархата. В патриархат, как в административный центр, собираются спорные вопросы для решения. Патриаршая власть покоится на естественном тяготении периферии к центру. Власть папы, который декларируется как «епископ Вселенной», покоится на предположении особых полномочий, неразрывно связанных с Римской кафедрой. (Именно поэтому Авиньонское пленение пап в XIV веке так болезненно воспринималось в Западном мире.)

Что же это за полномочия пап? Казалось бы, если в эпоху Римской империи Рим — столица мира, то кафедра Рима тоже должна быть церковным центром. Но Господь показывает, что это не так: в 410 году Алларих берёт Рим. Это производит на часть церковного общества удручающее впечатление. Пал Рим; того гляди, падёт и мир и наступит конец света. Пришлось искать для Папства новое обоснование. Фактически идея Папства берёт начало в 410 году.

Обоснование главенства пап.

  1. Папа Римский Иннокентий I присваивает апостолу Петру титул Princeps apostolorum — князь апостолов. Иннокентий I — современник и защитник Иоанна Златоуста; не прославлен во святых ни на Востоке, ни на Западе.
  2. Главным теоретиком идеи Папства следует считать святителя Льва Великого (память 18 февраля (3 марта)).
  3. Лев I, папа Римский, опираясь на Евангельский текст Мф.16, 15-19:

Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах.

Отсюда Лев I, папа Римский, делает вывод: Пётр — посредник между Богом и всеми прочими апостолами. Следовательно, Пётр — это не просто первый между равными; это посредник между Богом и остальными. Эта идея уже не о Петре, а о папах получит странное выражение в XIII веке у папы Иннокентия III: «Папа — это более чем человек; меньше Бога, но больше человека.»

Но по Деяниям Апостолов мы видим, что Пётр подчиняется Иоакову, как епископу Иерусалима, хотя Иоаков — даже не из 12-ти; выйдя из заключения, Пётр сразу идёт в дом Марии, матери Марка, и поручает доложить Иоакову, что произошло. (Деян. 12, 17)8Он же, дав знак рукою, чтобы молчали, рассказал им, как Господь вывел его из темницы, и сказал: уведомьте о сем Иакова и братьев. Потом, выйдя, пошел в другое место. (Деян.12:17).

Пётр ни словом не возражал на обличения апостола Павла, т.е. авторитета неподсудности у Петра нет (Гал. 2, 14)9Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски? (Гал.2:14). Наконец, и слова Господа: «ты — Петр, и на сём камне Я создам Церковь Мою»10…ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою… (Матф.16:18) — святые Западной части Церкви толкуют так:

Свт. Амвросий Медиоланский: «В данном случае имеет место первенство исповедания, а не чести; веры, а не чина.» То есть, нравственное достоинство, которое не влечёт за собой никаких административных прерогатив.

Прп. Блаженный Иероним: «Камень — Сам Христос (срв. Лк. 20, 17-18): Но Он, взглянув на них, сказал: что значит сие написанное: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Всякий, кто упадет на тот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит. (срв. тж. Деян. 4, 1111Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, (Деян.4:11)).

«Это название Он дал Петру как представителю апостолов.» Блаженный Иероним особенно настаивал на равенстве сана и благодати всех епископов.

Блаженный Августин. Особенно указывает на положение о ключах: «Ключи получил не один человек, а единица Церкви» — то есть, опять-таки представитель; тем более, что нигде не сказано о преемстве ключей.

  • Было ли преимущество Петра по учению святых отцов, и если было, то откуда берётся тезис о закреплении преимущества за преемниками Петра на Римской кафедре? Это второй лжедогмат папистов.

Власть ключей передаётся, по учению папистов, по наследству всем Римским епископам как преемство полномочий. Ключи понимаются так, что любая Церковь, не находящаяся в литургическом и каноническом общении с Римской кафедрой, уже не Церковь, а сатанинское сборище.

  • Были ли у апостола Петра преимущества власти — не авторитета, а власти, — и если были, то в какой мере он мог их передать? Тут и возникает вопрос о Римской кафедре — римскую общину верующих основал не Пётр.

В Деяниях Апостолов, гл. 28, ст. 22-23, сказано, что когда апостол Павел прибыл в Рим, Петра там ещё не было. Священное Предание не может противоречить Священному Писанию, а иудеи в Риме слушают Павла внове и просят его изложить учение о Царствии Божием (Деян. 28, 22-23)12Впрочем желательно нам слышать от тебя, как ты мыслишь; ибо известно нам, что об этом учении везде спорят. И, назначив ему день, очень многие пришли к нему в гостиницу; и он от утра до вечера излагал им [учение] о Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их о Иисусе из закона Моисеева и пророков. (Деян.28:22,23). Ясно, что до пришествия Павла в Рим ни посланий Петра там не было, ни авторитета особенного он там не имел.

Апостол Пётр проповедовал в Иерусалиме, также в Антиохии; особый авторитет имел в Коринфе; см. 1 Кор. 1, 12: Я разумею то, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов». Казалось бы, то, что Павел проповедовал в Риме раньше Петра, должно было уничтожить римские претензии.

Но, согласно Церковному Преданию, апостол Пётр пришёл в Рим по изволению Божию. И когда во время «Нероновых костров» в 64 году Пётр пробовал бежать из Рима, Сам Господь Иисус Христос остановил его словами: Eo Roma hiterum cruzifici (Иду снова распинаться в Рим).

3-й лжедогмат, выдвинутый Львом Великим, заключается в том, что не только Пётр осуществляет посредничество между Христом и всею Церковью, но благодать сообщается ему как управителю, а он уже распределяет её всем остальным апостолам; т.е. Пётр есть прежде всего управитель в смысле распределения благодати (срв. Мф. 24, 4513Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время? (Матф.24:45); тж. Лк. 12, 4214Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба? (Лук.12:42)). Всё это противоречит словам Самого Христа: Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. (Иоан.20, 22-23), а также Сошествию Святого Духа в Пятидесятницу на всю Первенствующую Церковь (Деян. 2, 2-415И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать. (Деян.2:2-4)).

Уже в середине XI века учение Льва Великого было доработано клюнийцами в том смысле, что Господь Иисус Христос вообще не принимает участия в делах земной Церкви до парусии — до Второго пришествия (как бы заперт на Небесах); за Него действует как управитель апостол Пётр.

  • 4-й лжедогмат Льва Великого следующий: «Если папа имеет какие-то недостатки, то они с избытком покрываются достоинствами Петра.»

Можно было бы понять, если было сказано, что авторитет Римской кафедры не страдает от личных недостатков папы, потому что с избытком покрывается достоинствами Петра. Но если папа нарушает заповеди Христовы, кто заставит его подчиняться Петру? И возникает вопрос не только о личной свободе папы, но и о его удобоприемлемости для благодати, которую апостол Пётр мог бы и хотел бы на него излить. Отсюда один шаг до учения о «сверхдолжных заслугах», откуда индульгенции — продажа грешниками заслуг святых.

  • Лев Великий приписывает Господу новые слова, притом не в порядке откровения, а в порядке литературного обрамления Евангельского текста (Мф. 16, 18-1916и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. (Матф.16:18,19)). Вот пояснения Льва Великого: «Как Отец Мой открыл тебе божество Мое, так и Я исповедаю тебе твое превосходство.» «Итак, — продолжает Лев, — в Петре сосредоточено таинственное посредство между Христом и Ликом апостолов.»

«Таинственное посредство» понимается так: «Ничто не сообщается никому другому (т.е. из апостолов, епископов, пастырей — В.Е.) иначе, как через общение с апостолом Петром.»

«И ныне всеми пастырями и священниками невидимо управляет Пётр, а видимо — через своих преемников, говорит их устами» (курсив мой — В.Е.).

Этот теологумен был также доработан клюнийцами: Пётр вне всякого контакта с папами (курсив мой — В.Е.) и неведомо для самих пап внушает им полезное.17Об этом см. Ерёмина В.М. «История Вселенской Церкви», лекции 28 и 28а; Саарбрюкен, 2017.

Если святые, как Лев Великий, говорят так, то что же ждать от грешников? (Папа имеет духовника, но исповедует только личные прегрешения, а не прегрешения ex cathedra).

И, наконец, из всего этого делается вывод: единство Церкви в папе — единой личности — и в послушании ему всех остальных.

Это — в противоречие литургическому возгласу: Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы: Отца и Сына и Святого Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную.

Следовательно, по православному вероучению (и вероучению нераздельной Церкви) единство Церкви — в любви и единомысленном исповедании веры, а никак не в личности папы.

Наконец, несколько слов о святителе Льве Великом. То, что писал о нём Де-Скроховский можно оставить без внимания. Писал он, впрочем, следующее: «Курия называет его «великим» за то, что он заключил мир, полезный только ей самой, с царём вандалов Гендерихом и королем гуннов Аттилой.» (указ. соч. с. 80).

Начнём с того, что папу Римского Льва I назвала Великим вся православная полнота неразделённой Церкви, и не за мир с вандалами и гуннами, а за Томос — свидетельство о двух природах, божественной и человеческой, — Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Томос Льва разбирался на IV Вселенском Соборе; потому мы и почитаем Льва Великого в Лике Святых Отцов IV Вселенского Собора. Более того, V Вселенский Собор причислил Льва Великого к числу 12-ти избранных отцов. (Де-Скроховский, по-видимому, этого не знал; он же не историк, а инженер путей сообщения, дилетант.)

Однако, у некоторых православных святых были частные мнения, не принятые Православной Церковью. А именно,

у Григория Нисского — учение об апокатастасисе, всеобщем покаянии, включая и бесов, и, следовательно, о всеобщем прощении;

у Блаженного Августина — учение о предопределении;

у Льва Великого — учение о Папстве, как мы видели. Но, отвергая заблуждения, Церковь самих заблуждающихся предоставляет суду Великого дня.

Остались последние замечания о книге Де-Скроховского. Как многие самоучки, он пытался толковать Апокалипсис (!). В сравнении с ним идёт разве что Лев Толстой, который пытался переписывать Евангелие (см. Полн. собр. соч. в 90-ста тт., т. 24). Но Де-Скроховский приписывает Иоанну Богослову пророчество о гибели папского Рима (указ. соч., с. 104) и ссылается на Откр., гл. 17, ст. 1-9, 1818И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих; с нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле. И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим. И сказал мне Ангел: что ты дивишься? я скажу тебе тайну жены сей и зверя, носящего ее, имеющего семь голов и десять рогов. Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится. Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, 18 Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над земными царями. (Откр.17:1-9, 18). Что же касается Великой схизмы 1054 года, то здесь этот автор ищет соответствия в Откр., гл. 12, ст. 1-9, 12, 1719И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения. И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца. И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его. А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней. И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали [против них], но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. 12 Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени. 17 И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа. (Откр.12:1-9, 12, 17) (указ. соч., с. 105).

И это после того, как сам же Де-Скроховский описывает распространение христианства во II-III веках следующим образом: «Языческая Курия Ромы нашла впоследствии возможным соединить свои обряды с христианскими обрядами и догматами (??), убедившись, что для неё будет выгоднее (курсив Де-Скроховского — В.Е.), если дополнить её идеологию соответствующею религией.» (указ. соч., с. 20).

Остаётся «последнее сказание» о I-м Ватиканском соборе, который и закрепил за папой, уже догматически, непогрешимость ex cathedra. Де-Скроховский пытается комментировать события 1870 года. Толкование Де-Скроховского сводится к тому, что он называет I Ватиканский собор «выходкой папы Пия IX» (указ. соч., с. 199), хотя события 1870 года имели и впоследствии ещё будут иметь немаловажное значение для судеб Европы (да и мира) XIX-XX веков. «Папа Пий IX бросил этому обществу (т.е. группе мирян из Неаполя, предложившей в 1858 году свой проект реформирования Папства — В.Е.) свою папскую перчатку, провозглашая догматы непогрешимости папской (курсив Де-Скроховского — В.Е.) и «непорочного зачатия», в ответ на которые последовало отнятие у папы последних остатков светской власти, и в июне 1871 года (точнее, 26 января 1871 года — В.Е.) Рим стал столицей Италии и резиденцией короля Виктора-Эммануила.» (там же, с. 198-199).

Прямо скажем, пояснение крайне неудовлетворительное. На I Ватиканском соборе группа членов собора (главным образом, немецкие католики) выразила протест; в сентябре 1871 года эта группа собралась в Мюнхене и провозгласила себя старокатоликами, т.е. несогласными с новым догматом 1870 года.

Что же касается Папской области, то попытка произвести в ней революцию и установить Римскую республику относится ещё к 1849-му году. В этой попытке принимал участие Гарибальди; на первых порах революция возобладала, а папа Пий IX бежал в Неаполь. Но Римская республика продержалась недолго: уже 2 июля 1849 года Гарибальди с группой сторонников бежал, а на Папскую область наступали французы (в ограниченном контингенте, под командой Удино-младшего20В отличии от Удино-старшего, наполеоновского генерала, воевавшего в 1812 году, в том числе и в России.) и австрийцы (также в ограниченном контингенте, под командой Радецкого). В сентябре 1849 года революция была подавлена, и Пий IX смог вернуться в Рим. Так что и тут — вопрос более сложный.

Наконец, Де-Скроховский называет I Ватиканский собор «экуменическим». Это неверно. Ведь на Соборе присутствовали одни католики, инославных не было. Он и сам оговаривает: I Ватиканский собор «состоял исключительно из латинников» (там же, с. 199). Очевидно Де-Скроховский придаёт слову «экуменизм» какое-то другое значение, нам неизвестное.

И, наконец, заключительный вывод Де-Скроховского: «Непогрешимость папская является поэтому окончательным результатом Папства — непризнающие папской непогрешимости должны отречься от всего Папства и выступить из лона Римско-католической Церкви — другого нет выхода.» (там же, с. 200).

Де-Скроховский скончался в самом начале XX века — в 1906 году. Теперь мы можем сказать, что XX век приподнёс человечеству многие сюрпризы.

Начнём с того, что движение старокатоликов оказалось непрочным: оно стало рассыпаться ещё в конце XIX века и окончательно сошло на нет в 10-х годах XX века. В 20-х годах XX века возникло встречное движение: православие западного обряда, — но и оно оказалось непрочным.

11 февраля 1929 года была восстановлена Папская область, хотя и в меньшем размере: 0,44 кв. км. Это — в правлении Муссолини, с ним и был заключён папой Пием XI Трактат (определявший границы и охрану нового государства) и Конкордат (особое соглашение о безопасности и защите католических организаций, которые папа Пий XI берёт под свой контроль — так называемое «Католическое действие»). Таким образом, Ватикан вновь стал государством. Но и после окончания II мировой войны Ватикан-государство сохранился, и Трактат был включён в конституцию Италии в 1947 году.

В.М. Ерёмина                    22/03/2022 г.

Приложения

Приложение 1. Ф.И. Тютчев, Encyclica (в связи с Окружным посланием папы Пия IX, 1864 г.)

Был день, когда Господней правды молот
Громил, дробил ветхозаветный храм,
И, собственным мечом своим заколот,
В нем издыхал первосвященник сам.

Еще страшней, еще неумолимей
И в наши дни - дни Божьего Суда -
Свершится казнь в отступническом Риме
Над лженаместником Христа.

Столетья шли, ему прощалось много,
Кривые толки, темные дела,
Но не простится правдой Бога
Его последняя хула...

Не от меча погибнет он земного,
Мечом земным владевший столько лет, -
Его погубит роковое слово:
«Свобода совести есть бред21Выделенное курсивом выражение действительно принадлежало римскому папе Пию IX (1792-1878) и содержалось в его окружном послании (encyclica), обращённым ко всем чадам католической Церкви. С точки зрения католической (папистской) идеологии церковные миряне - это вечные дети; духовными пастырями могут быть только представители духовенства четырёх степеней посвящения (четвёртая степень посвящения - это именно римский папа), а миряне могут быть не просто пасомыми, но только учащимися, притом младших классов. Так, миряне лишены Святой Чаши, а причащаются облатками. И Библию не давали в народ до 1845 года. Что касается свободы совести, то она равнозначна, в этой системе, тому, например, что для семилетнего ребёнка - заряженный пистолет. Впоследствии, уже в XX веке, это ограничение ушло из Западной Церкви как-то само собой. Например, Г.К. Честертон перешёл в католичество из англиканства, в 1922 году; скончался в 1936 году, 14 июня. Когда его хоронили, пришла телеграмма из Ватикана от папы Пия XI, где Честертон был назван «защитником веры». Так что времена меняются и мы с ними.»

Приложение 2. Ф.И. Тютчев, «свершается заслуженная кара…»

Свершается заслуженная кара
За тяжкий грех, тысячелетний грех…
Не отвратить, не избежать удара —
И правда Божья видима для всех.

То Божьей правды праведная кара,
И ей в отпор чью помощь ни зови,
Свершится суд… и папская тиара
В последний раз купается в крови.

А ты — ее носитель неповинный,
Спаси тебя Господь и отрезви —
Молись Ему, чтобы твои седины
Не осквернились в пролитой крови…22В октябре 1867 года Пий IX, в то время, как Папская область осаждалась ополченцами Гарибальди, обратился к французскому правительству и лично к императору Наполеону III за помощью. Наполеон ввёл войска в Папскую область, ополчение Гарибальди потерпело поражение. Но ненадолго. В результате франко-прусской войны 1870-1871 гг. Папская область была ликвидирована и присоединена к Итальянскому королевству. Папа Пий IX оказался «пленником» (по его собственному выражению) в собственном дворце, в Ватикане. Ему тогда же предложили солидную денежную компенсацию, с тем, чтобы он признал себя рядовым подданным короля Виктора-Эммануила. Папа отказался и заявил: Non possumus («Не можем»), со ссылкой на Деяния Апостолов, гл. 4, ст. 20: Не можем не говорить того, что видели и слышали. 
27 октября 1867 года.

[1] Речь идёт о хлопотах папы Льва XIII «о воссоединении церквей», июнь-июль 1896 года.

[2] Другое дело — Церковь, как царство не от мира сего (Иоан.18, 36), как Православная Церковь: она подвергается (постоянно!) преследованиям; «но преследования ещё не являются овладеванием» (срв. Тютчев Ф.И., там же, с. 473).

[3] См. Ерёмина В.М., История Вселенской Церкви, лекция 28а. Саарбрюкен, 2017.

[4] См. Флоренский П.А. «Соль земли». Сергиев Посад, 1908.

[5] Хотя о каком Вселенском соборе может идти речь после Великой схизмы? — В.Е.

[6] В чём их расширенная самостоятельность — не указано. — В.Е.

[7] Папская область ещё будет восстановлена, хотя и не в прежних размерах (0,44 кв. км), но только в 1929 году, при Муссолини (Де-Скроховский до этого не доживёт). В 1947 году акт 1929 года будет включён в конституцию Италии.

[8] Он же, дав знак рукою, чтобы молчали, рассказал им, как Господь вывел его из темницы, и сказал: уведомьте о сем Иакова и братьев. Потом, выйдя, пошел в другое место. (Деян.12:17)

[9] Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски? (Гал.2:14)

[10] …ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою… (Матф.16:18)

[11] Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, (Деян.4:11)

[12] Впрочем желательно нам слышать от тебя, как ты мыслишь; ибо известно нам, что об этом учении везде спорят. И, назначив ему день, очень многие пришли к нему в гостиницу; и он от утра до вечера излагал им [учение] о Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их о Иисусе из закона Моисеева и пророков. (Деян.28:22,23)

[13] Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время? (Матф.24:45)

[14] Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба? (Лук.12:42)

[15] И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать. (Деян.2:2-4)

[16] и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. (Матф.16:18,19)

[17] Об этом см. Ерёмина В.М. «История Вселенской Церкви», лекции 28 и 28а; Саарбрюкен, 2017.

[18] И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих; с нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле. И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим. И сказал мне Ангел: что ты дивишься? я скажу тебе тайну жены сей и зверя, носящего ее, имеющего семь голов и десять рогов. Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится. Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над земными царями. (Откр.17:1-9, 18)

[19] И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения. И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца. И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его. А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней. И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали [против них], но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним.

12 Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени.

17 И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа. (Откр.12:1-9, 12, 17)

[20] В отличии от Удино-старшего, наполеоновского генерала, воевавшего в 1812 году, в том числе и в России.

[21] Выделенное курсивом выражение действительно принадлежало римскому папе Пию IX (1792-1878) и содержалось в его окружном послании (encyclica), обращённым ко всем чадам католической Церкви. С точки зрения католической (папистской) идеологии церковные миряне — это вечные дети; духовными пастырями могут быть только представители духовенства четырёх степеней посвящения (четвёртая степень посвящения — это именно римский папа), а миряне могут быть не просто пасомыми, но только учащимися, притом младших классов.

Так, миряне лишены Святой Чаши, а причащаются облатками. И Библию не давали в народ до 1845 года. Что касается свободы совести, то она равнозначна, в этой системе, тому, например, что для семилетнего ребёнка — заряженный пистолет.

Впоследствии, уже в XX веке, это ограничение ушло из Западной Церкви как-то само собой. Например, Г.К. Честертон перешёл в католичество из англиканства, в 1922 году; скончался в 1936 году, 14 июня. Когда его хоронили, пришла телеграмма из Ватикана от папы Пия XI, где Честертон был назван «защитником веры». Так что времена меняются и мы с ними.

[22] В октябре 1867 года Пий IX, в то время, как Папская область осаждалась ополченцами Гарибальди, обратился к французскому правительству и лично к императору Наполеону III за помощью.

Наполеон ввёл войска в Папскую область, ополчение Гарибальди потерпело поражение. Но ненадолго. В результате франко-прусской войны 1870-1871 гг. Папская область была ликвидирована и присоединена к Итальянскому королевству. Папа Пий IX оказался «пленником» (по его собственному выражению) в собственном дворце, в Ватикане. Ему тогда же предложили солидную денежную компенсацию, с тем, чтобы он признал себя рядовым подданным короля Виктора-Эммануила. Папа отказался и заявил: Non possumus («Не можем»), со ссылкой на Деяния Апостолов, гл. 4, ст. 20: Не можем не говорить того, что видели и слышали.