История Вселенской Церкви
с элементами агиология
(курс лекций, прочитанных в Российском Православном университете св. Иоанна Богослова)

В. М. Еремина

 

Лекция № 9.

II Вселенский Собор (364-381 гг.). Святитель Василий Великий.


1. Предсоборный период перед II-м Вселенским Собором. 364 г. – 381 г. (в 363 г. – погиб Юлиан Отступник).

2. Труды и деятельность святителя Василия Великого. Разработка категориального аппарата для выражения Церковной Истины о Святой Троице.

3. Тринитарное богословие святителя Григория Богослова.


В 364 году постепенно в церковном сознании относительно сущности Сына возобладало представление омиусиан, то есть подобие сущности. Расплывчатость подобосущности оставляла некий духовный простор для отпадения, для признания неполноты божества в Сыне; давала возможность неправильно трактовать вопрос: “Кто нас спасает?” Споры об этом вопросе шли даже на рынках, отставив на второй план и государственные дела и политические. Григорий Богослов писал: “стоит придти на рынок и спросить - есть ли сегодня баня, а мне отвечают, что Сын меньше Отца; или спрашиваю – почем сегодня хлеб, а мне отвечают – Сын есть тварь”. Таким образом, Церковная истина стала во главу угла сознания всей эпохи!

Ранее святитель Афанасий Александрийский называл омиусиан братьями, а не врагами, то есть это где-то близко к православному исповеданию, что-то топчется где-то рядом, то есть омиусиане, как бы, стояли рядом с дверью, но не входили.

Тем временем еще не разобрались с прежними вопросами, а тут встали новые:

Первый вопрос о божестве Святого Духа, о природе Которого был целый спектр мнений. Возникла даже ересь Македония, который отвергал божество Святого Духа. Если Святой Дух только энергия, то Он является эманацией божества, а не Самим божеством. Григорий Богослов писал так: “одни почитают Духа энергией (то есть не тварный), другие – тварью, иные Богом, а еще другие не решались сказать ни того ни другого. И даже из признававших Его Богом многие благочестивы только в сердце, иные же решаются благочествовать и устами”. Недаром Григорий Богослов упоминает на первом месте то мнение, которое говорит, что Святой Дух есть энергия божества, то есть то, что в философии называется эманацией – божественного происхождения, но не божественная сущность.

Второй вопрос (главный) о лицах Святой Троицы, личностях, обладающих единой божественной сущностью.

Этот период споров длился 17 лет. Труды Василия Великого как раз и давали оружие – средство для будущего Троического богословия и, прежде всего, термин – ипостась. (Василий Великий не дожил до II-го Вселенского Собора. Он, можно сказать, сгорел на своей кафедре за 9 лет: 370 г. (хиротония) – 379 г.). Василий Великий сумел показать общее (как род) и конкретное – это три личности в Троице.

Три личности – это даже сейчас половина наших верующих не понимает, а тогда – это было как откровение. Мало того, это общее и конкретное Василий Великий сумел показать на доступных образах. Например, человечество и человек – это тоже общее, а что конкретное? Когда мы вспоминаем апостолов, мы же не говорим о человеке как таковом, а говорим о Петре, о Андрее и так далее Так и в Боге мы говорим: Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой Дух; и это так говорится только начиная с Василия Великого.

Василий Великий взял за основу два греческих слова ипостась (гр.), но означало оно – подоплека, подставка, основа. А сближается это понятие со словом просопос (гр.) - лицо - это у Василия Великого (вторая половина IV-го века); и как бы связал их – получилось ипостась (тонкости греческого языка).

Слово “просопос” подходило к нашему слову “личина” и получалось как бы три личины – как бы три роли или маски, то есть совсем не то. Поэтому пришлось переплавить этот термин, которого доселе не было, чтобы он послужил орудием для выработки термина - ипостась.

В III-м веке оформилась ересь Савелия, которая как раз заключалась в том, что единый Бог выступает в трех разных модусах (по латыни), то есть образах: в Ветхом Завете – в образе Бога Отца; в Новом Завете – Бога Сына; после вознесения в образе – Бога Духа Святого. Ну а после Страшного Суда все модусы сольются в одну монаду, так как Бог Сын по Псалтири “положит всех врагов к подножию” и уже не надо будет сидеть одесную Отца. Вот тогда все три ипостаси и сольются в одну. Сольются – это и есть главное в этой ереси – нет Троицы.

(в XX-м веке - в Ветхом Завете – эра Бога Отца; эра Бога Сына продолжается до сих пор; а эра Бога Духа Святого еще только грядет).

Василий Великий (философ) вел разработку категориального аппарата - это дело философов. Философия для Христовой истины нужна, но только она должна знать свое место – подсобное (средство, инструмент).

Василий Великий вводит не только категорию ипостаси, но показал как проходят различные ипостаси через существенные свойства. Этих свойств три.

Отличительные свойства ипостаси:

существенное свойство Первой ипостаси – нерожденность;

существенное свойство Второй ипостаси – рожденность;

существенное свойство Третьей ипостаси – исхождение.

Взаимоотношение же ипостасей во внутри-божественной жизни:

неслитность (Василий Великий) и позднее добавили

нераздельность (Григорий Богослов).

После этого Василий Великий мог говорить о Трех божественных личностях и сформулировал понятие о Троице: Бог – Отец, Бог – Сын и Бог - Дух Святой.

Позднее Григорий Богослов – начинает свое богословие с апофазы, то есть с отрицательного богословия. И, прежде всего, он предостерегает от всяких дурных аналогий о Троице (там, мол, солнце, тепло и свет – это никуда не годится, так как это же разные сущности). Три солнца - так можно говорить. Кстати, точно так же надо различать (избегать), в том числе, - понимать слово в контексте или понимать слово по аналогии.

О взаимоотношении ипостасей во внутри Троицы Григорий Богослов отвечает так: “Только Сама Троица знает, какой порядок имеет Сама в Себе”.

Нерождение Отца, Рождение Сына, Исхождение Духа Святого – три Личности, неслитность каждой из Ипостасей и единосущее Их и, таким образом, все Три обладают полнотой Божества.

Как пишет сам Василий Великий: “Пока мысль не достигнет до неслитного представления о личных свойствах Каждого, дотоле не возможно ей (мысли) совершить славословие Отцу и Сыну и Святому Духу”. Василий Великий не дожил до II-го Вселенского Собора (скончался 1 января 379 года).

Григорий Богослов (богослов, но еще и поэт) изгнал из определений всю расплывчатость слов и доводит до полноты учение о Троице, в том числе Равночестность и Равновеликость.

Двуединый термин “неслитно и нераздельно” Григорий Богослов не обосновывает, а возвещает так: “Три лица - ипостаси, Они не раздельны в воле, Они не раздельны в могуществе и во всех иных существенных свойствах: в славе, в премудрости, в любви”. “Трех Бесконечных бесконечная соестественность. Не успеваю помыслить о Едином, как озаряюсь Тремя. Не успеваю разделить Трех, как возношусь к Единому”.

Сыновство не есть недостаток по сравнению с отечеством и исхождение не меньше рождения (Троица Рублева).

Итак, “Они нераздельны в Разделяющих”. Григорий Богослов доводит не только учение о Святой Троицы до полноты, но он претворяет это учение в славословие и хвалу и здесь чувствуется предел и он сам это видит и отмечает: “дальнейшее да будет почтено молчанием!

Василий Великий – богослов и философ.

Григорий Богослов – богослов и поэт.

Григорий Богослов неоднократно замечал, что богословие не для всех, но Церковную Истину держать надо, но свидетельствовать о Ней может не каждый.

В мае 381 года в Константинополе собирается II-й Вселенский Собор, 218 епископов. Председатель – святитель Милетий Антиохийский, который умирает во время Собора (прославлен во святых). Тогда и выбирают Григория Богослова.

Орос II-го Вселенского Собора – Символ веры – Церковная Истина, содержимая Церковью, стала достоянием верующего христианина - каждого!

Трудно сказать, как Господь управляет Церковью и не ущемляя воли человека и его свободы. Вот ведь Григорий Богослов был из маленького городка, а занял кафедру в Константинополе и это было одобрено всеми на Соборе; но после того, как был сформулирован Символ веры, вдруг было принято решение, что из малого города нельзя занимать кафедру в Константинополе. И Григорий Богослов, чтобы не нарушать церковного мира, удаляется с Собора, успев, конечно, подписать орос. Более к епископской деятельности он не вернулся никогда. Сначала он смиренно жил у своего отца, тоже епископа, помогал отцу какое-то время, а затем на покое, продолжая писать богословские труды. И после него от IV-го до XX-го веков новых откровений о Троическом богословии уже не было – были только уточнения.

В XIV веке были споры о Божественных энергиях (Григорий Палама), энергиях (благодати) Духа Святого, но это уже относится к домостроительству Божию, то есть о энергиях Святого Духа, как они достигают тварной сущности, ангелов, людей и как они воспринимаются тварными сущностями – ангелами и человеком.

Божественная сущность не только не выразима в словах, но она и не воспринимаема тварным естеством. Мы не можем приобщиться к Божественной сущности. Церковь исповедывает, начиная с Григория Богослова, что мы становимся богами по благодати, но это относится к твари, которая стяжевает богоподобие, но все же остается тварью. А вот энергию Духа Свята тварь воспринимает, очищается, насыщается и приобретает обожение.

Спасение – это первая цель нашего земного бытия, обожение – это неотъемлемое приобщение божественной благодати. Мы можем стать друзьями Божиими и это доступно для каждого христианина.

Григорий Богослов, кроме Тринитарного богословия, разворачивает фундаментальное учение о спасении человека.

Ему принадлежит свидетельство Церковное о спасении человека: “Что не воспринято, то не спасено” - Господь Иисус Христос принимает на Себя всю полноту человеческого естества: тело – душу – дух.

Каппадокийское богословие и Григорий Богослов исповедуют трисоставность человеческого естества, – но это тема уже христологического вопроса, где решался вопрос о Спасителе Господе нашем Иисусе Христе и Его личности. Здесь возник глубокий вопрос о Его человечестве. Христология – вопрос о Спасителе и Его личности.

Тринитарный вопрос Церковь решала с 325 года по 381 год, а христологические вопросы – три века!

Василий Великий в свое время писал: “будем искать того, чем понятие Каждого ясно и неслитно отделяет от представляемого вместе”. Вместе представляемое божество в Трех лицах Святой Троицы. Эти поиски – “чем понятие Каждого отделяется от представляемого вместе“ - продолжались XV веков. Последний, кто дополнил понятие Троицы, был святитель Филарет Московский – умер в 1867 году. Святитель Филарет Московский пишет: “Любовь есть свойство Трех: Отец есть любовь распинающая, Сын есть любовь распинаемая, Дух Святой есть любовь торжествующая”.

Различия Ипостасей в отношении Их к миру и к человеку – это совсем другой вопрос, нежели различие ипостасей в Их внутри-божественной жизни. То, что было ясно для Григория Богослова, впоследствии в церковном сознании было замутнено. Ссылаются на Евангелие - “…. Дунул и сказал, примите Духа Святого …”. Но это же относится не ко внутри-божественной жизни, а к домостроительству – подает Духа Святого.

Это недопонимание от неправильно поставленного и воспринятого вопроса привело к “филиокве” (началось с простого народа в Испании). Насколько могла католическая иерархия, то есть Римский папский престол, боролись с этим понятием вплоть до X-го века. Но у католиков не было такого сияющего церковного сознания, как у Григория Богослова, и в результате получилось, что Римская иерархия ссылалась на букву ороса. Началось медленное опадание и Церковную истину пришлось уступить.

Это вообще отличительное свойство Западной Церкви. Рим (и, вообще, Запад) мог отстаивать личности, но не имел внутреннего духовного терпения, чтобы отстаивать Истину. Восток же, напротив, Истину хранить умел.

На Западе (менталитет) сильно могли защищать человека как личность (Рим), а Истину нет.

Поэтому, в Риме находили поддержку и Афанасий Великий, и Максим Исповедник, и Феодор Студит и другие. На Востоке же наоборот – Истину хранили, а человека могли гнать (Афанасий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и так далее). Эти два подхода могли бы хорошо дополнять друг друга, но получилось не так.

В 381 году епископы Запада и Востока подписали Символ веры, утвержденный II-м Вселенским Собором.



Возврат на предыдущую страницу